Слон | Рассказ. Раскаяние 



Slon.GR Logo
 Бриз 64 читать

Бесплатное ежемесячное издание «Бриз 64» теперь в электронной форме Читать БРИЗ 64
Архив газеты
Смотреть Русское ТВ онлайн!
FreeCurrencyRates.com





Юрист в Греции





Деспина Михаилиду

16 Ноября 2012
 4 (+Вы) /1729

Рассказ. Раскаяние

Рассказ. Раскаяние

Наступил новый день… но для Ставроса Григориу он не был привычным. Этот день он предпочёл бы забыть навсегда: вычеркнуть из души кошмар, который случился с ним в тот злополучный день. А то, что произошло, осталось бы всего-навсего грустным воспоминанием. В этот день он предпочёл пройти пешком до клиники своего психолога, Михалиса Иоанидиса –известного и хорошего специалиста, по характеру дружелюбного и терпеливого человека. Ставрос посещал его уже три месяца и заметил некоторые улучшения своего состояния. С тяжестью на душе он медленными шагами, наконец, добрался до врачебного кабинета своего психолога. На самом же деле он предпочёл бы провести этот день у себя дома, а не на приёме у врача. Нажав на звонок,  он через несколько секунд оказался в кабинете, где Михалис, сидя за своим столом, готов был начать беседу. Поприветствовав пациента, психолог заметил следы усталости на его лице.

- Немного устал, плохо спал этой ночью, - ответил Ставрос на вопрос врача.

Михалис, как психолог, отлично знал, что проблемы со сном тесно связаны с расстройством сознания или с какой-то проблемой подсознательности.

 - Тебе снились кошмары? – поинтересовался врач.

Ставрос был в растерянности. Конечно, по ночам ему снятся  кошмары: каждый раз он переживает одни и те же сцены. Он мог скрыть правду, зная, что психолог не сказал бы ничего, исходя из врачебной конфедициальности.  Несмотря на доверие своему врачу, в эту минуту Ставрос словно потерял дар речи. Тогда он решил солгать или придумать что-то правдоподобное. Отвечая на вопросы Михалиса, он заметил, что во сне, который представлял дорожное происшествие, Ставрос умер.

 - Знаешь, - сказал  врач, - люди обычно видят сны, в которых подсознание не создаёт новые картины, а просто воссоздаёт уже увиденные когда-то в жизни. Учёные не верят в предсказательные сны, да и я сам не верю в сны такого рода. Скажи мне откровенно тебе только один раз приснился именно этот сон?

 - Да, - с уверенностью ответил Ставрос, - А могло быть так, что я это видел когда-то уже, но не помню?

 - Так не бывает. Да, в большинстве случаев мы не можем запомнить то, что видим во сне. Но часть воспоминаний всё-таки остаётся.

Психолог, видя усталость пациента, предложил прервать сеанс и встретиться с ним через несколько дней. Попрощавшись, Ставрос отправился домой, а Михалис решил сделать записи в медкарте пациента: во время беседы он заметил некоторые признаки безразличия в поведении Ставроса и нервозность движений, понимая, что пациент что-то скрыл от врача. И в следующее посещение он должен был обязательно узнать правду.

Ставрос, направляясь к своему дому, был доволен, что ушёл раньше от психолога, потому что этот день уже с утра был для него тяжёлым, а встреча с врачом ещё более утомила его. Ставроса мучили мысли о том, что он соврал и что сам поневоле оказался в плену своего обмана.

Вот и добрался он до той улицы, откуда и начались все его муки и угрызения совести. Инстинктивно закрыв глаза, он увидел себя, стоящего над мёртвым телом женщины и безнадёжно кричащего. Эта картина была перед его взором уже много лет: и во сне, и наяву. Он не мог забыть эту женщину, в смерти которой виновен. Хотя прошло уже пять лет с того времени, эта трагедия полностью изменила его жизнь. Зачем он опять прошёл по этой дороге? Уснувшие воспоминания ожили в голове. И вновь, как будто снова увидев перед собой тело несчастной женщины, он чувствовал угрызения совести, будто его насквозь проткнули и продырявили тысячами острых стрел. Он и сегодня, сейчас, чувствовал себя виноватым и не хотел снимать с себя ответственности. Чувство вины сдавливало ему грудь. Конечно, и вина потерпевшей, которая неосторожно переходила дорогу, была  в этом инциденте. Но от этого он чувствовал себя ещё хуже - его пронизывало только одно – боль. Слёзы, которые он раньше пытался сдерживать, теперь градом лились по бороздкам его лица.  Упав на колени посреди дороги и, пряча лицо в своих ладонях, он плакал навзрыд. Начавшийся дождь огромными каплями падал на него, но он не замечал этого, потому что его слёзы были намного сильнее природного катаклизма. Промокший до нитки за эти последние полчаса воспоминаний, он медленно поднялся и тяжёлыми шагами направился к дому. Когда, совсем изнеможенный, он добрался до своего жилья, первое, что пришло ему в голову – это завалиться спать, хотя опять будут мучить сновидения из прошлого, к которым он даже уже привык и смирился с тем, что видит такие сны. Но ему хотелось хотя бы днём не думать об этом.

На следующее утро, когда Ставрос готовился завтракать, его телефон настойчиво зазвонил.  Это был Михалис – его психолог, с целью встретиться со Ставросом  в ближайшие дни на повторный сеанс, который был незакончен. Договорившись на пятницу, Ставрос пока ещё не подозревал, что вечер предстоящей встречи с врачом станет значительным в его жизни. Как и в прошлый раз, он отправился на встречу пешком, раздумывая по дороге, стоит ли говорить всю правду, покончив с теми мыслями, которые мучают его,  раз и навсегда. Приняв решение всё рассказать, он ускорил шаг. Добравшись до кабинета психолога, Ставрос тяжело вздохнул и нажал на звонок. Увидев спокойное лицо ожидающего его Михалиса, Ставрос немного успокоился. Началась обычная беседа врача и пациента.

 - В прошлый раз я не сказал всей правды, - неуверенно начал Ставрос.

 - Я это понял, - ответил со спокойствием Михалис, - ты был растерянным и нервным.

 - Извини, - промолвил Ставрос, опустив голову.

 - Не стоит извиняться, потому что сегодня ты пришёл рассказать всё, как есть.

 - Да. Я так и решил… Всё было, как сейчас, перед моими глазами: я вёл машину, и одна женщина переходила дорогу, но я не успел нажать на тормоза…

 - Ты был пьян?

 - Нет, абсолютно.

 - Как давно это было?

 - Да, прошло уже пять лет. Но я в тот день ничего не предпринял: не вызвал ни скорую помощь, ни полицию, никого не позвал на помощь. Я просто сбежал оттуда, потому что женщина была мертва: она не дышала, и сердце её не билось. С тех пор мне снятся кошмары, потому что  я чувствую свою вину в смерти этой незнакомой мне женщины.

 - Что ты помнишь более чётко? – спросил психолог.

 - Я не помню деталей происшествия, только одно чётко и ясно – тот момент, когда я наехал на неё. И знаю, что главная вина – моя.

 - Ты можешь постараться вспомнить какие-то детали в отдельности, это, возможно, облегчит твою вину?

 - Нет, не могу… Только одна картина перед глазами, и то, что я виноват. Но моё откровение сегодня мне помогло, я чувствую себя освобождённым от того, что всё рассказал.

Приём закончился, и Ставрос отправился домой, и опять, забыв свернуть, очутился на той улице, где всё произошло с ним пять лет назад.  Задержавшись некоторое время на этом месте, он медленным шагом пошёл к дому. Зашёл в квартиру и в раздумьях опустился в любимое кресло. И вдруг он вспомнил, что на улице, где произошла авария, не было ни одного светофора и… отсутствовал даже пешеходный переход.



система комментирования CACKLE


Последние комментарии
повышение квалификации