Слон | Портрет Незнакомки. Эссе-размышление 



Slon.GR Logo
 Бриз 64 читать

Бесплатное ежемесячное издание «Бриз 64» теперь в электронной форме Читать БРИЗ 64
Архив газеты
Смотреть Русское ТВ онлайн!
FreeCurrencyRates.com





Юрист в Греции





Маргарита Подберёзова

1 Июля 2012
 1 (+Вы) /717

Портрет Незнакомки. Эссе-размышление

Портрет Незнакомки. Эссе-размышление

Сегодня в Греции проходит 24-х часовая общенациональная забастовка.


К таким событиям мы уже достаточно привыкли. Неадекватность жизненной траектории смешивается с мыслительными процессами, дополняя коктейль повседневности повышенными процентами переживаний. Коэффициент выживаемости в экстремальных условиях становится привычкой, выработанной годами способности приспосабливаться к происходящему.


На  стене  висит  «ПОРТРЕТ  НЕЗНАКОМКИ». Эту картину я изучала с самого детства. Взгляд женщины с холста в разные моменты моей жизни был неодинаковым. Когда я радовалась, она смотрела счастливой улыбкой на все вокруг. Когда я печалилась, она страдающе поглощала пространство. Когда сомневалась, влюблялась, страдала, боролось, взгляд Незнакомки соответствовал моему внутреннему состоянию.

Уже несколько месяцев, просыпаясь утром, задаешься вопросом: «Что принесет сегодняшний день? Какую новость придется переварить в метающемся мозговом генераторе?»

Я существую в греческом пространстве и вспоминаю Родину. Те времена, когда мы пытались жить в трудных условиях, покупая продукты по карточкам. Нет, не в военное, а в мирное время. И на работу люди ходили каждый день, не получая месяцами зарплат, и в школах учились дети, и студенты в институтах не пропускали занятия. Мы жили так, как жили всегда, с воспитанной ответственностью, несмотря на то, что происходило вокруг.

Вспоминаю бабушку, которая, пережив войну, научилась запасаться всем необходимым на долгое время. Мы этого тогда не понимали. Но благодаря ее приспособленности к экстриму, нам удалось нормально питаться в те времена, когда многие голодали. И сейчас, я чувствую, что пришло время вспомнить ее советы, к которым тогда я не прислушивалась, живя с моей семьей, которая заботилась обо мне.

Помню, когда моей маме приходилось пешком возвращаться с работы, потому что не хватало денег на билет – всего 5 копеек на проезд в городском транспорте. А работала она далеко. И просить, чтобы за тебя заплатили знакомые, не позволяла совесть. Поэтому и отговаривалась, что любит ходить пешком по  городу.  Хорошо,  что  бабушка  наша,  до конца  коммунистка,  пенсию  получала.  Мы ждали  этого  дня  всей  семьей,  потому  что знали, что как-то справимся с трудностями, отдадим небольшие долги и даже поможем некоторым, таким же, как мы. А, когда куда- то  привозили  любой  дефицитный  продукт, старались ходить в очередь по два человека хотя бы, чтобы взять больше, потому что тогда по количеству продавали все на человека. Если привозили печенье в магазин, то в очередь становились по два-три раза. Научились жить, запасаясь. Другого выхода не было. Незнакомка  коварно  оглядывает  силуэты тех, кто попадает в ракурс ее взгляда. Если бы я была одна, так сильно не страшилась бы всего происходящего. Но, когда у тебя есть самое дорогое на этом свете существо – твой ребенок, ты сжимаешься в нервном комке неизведанного будущего, которое ждет его. По-моему, самое страшное – это когда голодают дети. В моей памяти опять всплывает история, которую я читала в  далеком  детстве. Мать варила обед из камней, успокаивая измученных детей обещаниями, что еда еще не готова и надо терпеливо подождать, пока она сварится. Женщина мешала воду в котле, играя в страшную игру обмана детских надежд, превращая материнское сердце в самый твердый камень, чтобы сохранить веру в жизнь. Человеческая вера обладает неимоверной силой. Но, когда эта вера умирает, то не остается ничего – только пустота.

Я листаю страницы интернета в поисках событий Аргентинского кризиса. Нахожу в одной статье целое пособие по выживанию в таких условиях. Там по пунктам расписано, как подготовиться и прожить. Очевидцы событий делятся с людьми тем, что пережили и пытаются помочь советами. Страшно читать такое, но еще страшнее так жить. Древняя китайская пословица гласит, что «не так страшно плохое, намного страшнее ожидание его». Мои мысли безумно мечутся в поисках решений. Незнакомка со стены следит за мной. Я нахожу тщательно спрятанную шкатулку с золотыми лирами. Никогда, не придавая большого внимания золоту, сейчас я сумбурно считаю его количество. Незнакомка потерянно оценивает меня. Я мыслю событиями и опять возвращаюсь в прошлое, когда я только приехала в эту страну, где сейчас живу уже столько лет. Чтобы прожить приходилась работать в разных местах. Покупать более дешевые продукты и вещи. Тут советы антикризисные печатают и рассказывают. Но я и так все это применяла, потому что жизнь заставила. Не знаю, как мне теперь выживать.

Научиться экономить – это даже неплохо. А вот как научиться экономить на сэкономленном. Это – вопрос, который решить жизненно необходимо. Каждый день окружение кризисом неумолимо сужает психологический потенциал выдержки и не оставшихся сил. И не понимаю, что делать. За столько лет просто устала мыслить цифрами и покупать самое необходимое. Человеку необходимо хоть иногда зайти в тот же самый супермаркет и купить то, что хочется, не смотря на цены. Забыть о цифрах и насладиться желанным. Можно жить ограничениями, скажете вы. Но жить только на ограничениях  –  невозможно.  Если  человек не может делать то, что он хочет и искренне желает, и выполняет только то, что надо, это существование субъектива, не более сего. Только,   когда   ты   становишься   исполнителем своих желаний, а не чужих, ты по- настоящему счастлив.

Взгляд женщины с холста следит за моими путешествиями по интернету. Нахожу статью о Греции в газете «Аргументы и факты» Ошеломленно читаю факты, которые погружают мое сознание в неизведанное здесь.

«Многие бюджетники в Греции получали со всеми выплатами около 2,5 тыс. евро в месяц (для сравнения: средняя зарплата в коммерческом секторе Греции около 800 евро). Спросите у тех, кто трудится у частника (их 5 млн. к 800 тыс. бюджетников), каждый скажет - давно пора поумерить аппетиты госсектора. Ведь именно из-за них у нас и накопился такой долг. Только на зарплату госслужащих ежегодно тратится 45 млрд. евро. И каждое новое   правительство   постоянно   увеличивает штат госслужащих. Сейчас в Греции больше чиновников, чем в Бельгии, Голландии и Люксембурге, вместе взятых. Кроме служащих недовольными оказались греческие пенсионеры. Правительство будет немного сокращать пенсии тех, у кого они больше 800 евро (у некоторых выплаты доходят до 6,5 тыс. евро в месяц). Только представьте себе: грек может выйти на заслуженный отдых, отработав 15 лет, и получать при этом 80% от последней зарплаты. А немец, который сейчас из-за греческих проблем вынужден стать более экономным (кстати, в Германии урезали  даже  надбавки  ветеранам  войны), для получения пенсии в 60% от потерянного заработка должен иметь стаж 35 лет. Когда все пишут, как плохо в Греции, почему- то забывают, что греки — самые богатые люди в Европе. На банковских счетах у них более 400 млрд. евро, не говоря уже о недвижимости».

В статье о кризисе в Аргентине мне запомнились слова: «После кризиса, деньги уже не измеряются в денежном выражении, но вы начинаете видеть их в качестве необходимого товара, который вы можете купить». Значит, получается, что раз мы столько лет уже так видим деньги, то мы или интуитивно подготовлены к условиям выживания в кризисе, или просто живем в нем давно. Только об этом никто не говорил, а сейчас кричат на каждом углу. Только где найти силы на это признание, которое пока не было обнародовано, не пугало никого вокруг.

Вспоминаю мою тетю, которая отморозила себе нос в Грузии, где жили без отопления и света, шли в очереди за хлебом в ночь, готовили блины на воде и кукурузной муке, пили воду вместо чая без сахара.

В статье об Аргентине самым первым советом выживания в условиях экономического кризиса, был представлен переезд  в другое место обитания, как побег от худшего, спасение оставшегося желания продолжать жизненный путь. Многие так и поступили, пытаясь вырваться из круговорота событий.

Незнакомка   остановила   стремительный взгляд на наших еще несобранных чемоданах. Я пытаюсь понять бег ее мыслей, прикасаясь к своим. В своей родной стране кризис можно и нужно пережить, потому что это твоя страна, в которой ты вырос и сформировался по определенной идеологии, понятной тебе и твоим соотечественникам. Ты такой же, как они. И это помогает совокупности мышлений держаться вместе в трудные минуты.

Молчаливый вопрос Незнакомки с холста пропитывает сознание: «Ты сможешь выжить здесь, на чужбине, где все не такое, как там, где ты родился?»

Я не смотрю на портрет, стараясь скрыться в болезненных мыслях человеческого подсознания, основанного на инстинкте выживания и борьбы за существование каждого индивидуума. Исчезаю в неизведанности пространства и поглощаюсь в пустоту. Вспоминаю мать, готовящую детям обед из камней, и не знаю смогу ли оберечь мою дочку, обещая то, чего не может случиться никогда. Опускаю уставшие веки и верю в то, что жизнь прекрасна, стоит только увидеть ее такой. Безмолвный портрет ощутил мою забастовку. Я не вышла на улицы кричать вместе с другими и возмущаться на каждом углу. Каждый человек живет своей революцией, порой не заметной окружающим, но проникающей все его существо. Чужая боль – это всегда чужая боль. Только свою боль ты можешь понять и оценить по шкале под названием «ЖИЗНЬ»

Портрет Незнакомки уже не висит на стене. Картина художника тщательно запакована и спущена в подвальное помещение. Не осталось сил видеть взгляд с холста с отражением действительности. Пройдет время и наступят счастливые дни, когда мы сможем жить, радуясь жизни. Тогда я спущусь в подвал и принесу картину в комнату, чтобы женщина из давних времен улыбнулась и замерла навсегда в счастливом упоении человеческой фантазии.

-

 



система комментирования CACKLE


Последние комментарии
повышение квалификации